Легенды танкостроения. Пантерьи предки
/ НОВОСТИ

Легенды танкостроения. Пантерьи предки

18 февраля, 2021

Автор: Юрий Пашолок


Каждый немецкий средний танк создавался долго и тяжело. В полной мере это относится и к Pz.Kpfw.Panther — одному из самых массовых немецких танков военного периода. «Пантера» прошла почти пятилетний путь от проекта машины 20-тонного класса до танка боевой массой 45 т. За это время машина радикально изменилась, причём на её облик существенно повлиял советский Т-34. О том, как шло развитие танка, сменившего в производстве Pz.Kpfw.III, пойдёт речь в этой статье.


Битва с торсионами

Вторая половина 30-х годов прошла для немецкой танковой промышленности в сложной обстановке — особенно это касалось средних танков. Танк поддержки Begleitwagen (B.W.), который изначально разрабатывал концерн Rheinmetall, оказался совсем не той машиной, на которую рассчитывали заказчики. Немецким военным повезло в том, что инженеры Krupp разработали не только башню для B.W., но и танк под неё. Именно его и приняли на вооружение как Pz.Kpfw.IV, причём детище концерна Krupp оказалось единственным, которое вписалось в изначальные требования по боевой массе. Вопрос в том, что Pz.Kpfw.IV являлся дополнением к основному среднему танку — Z.W. (Zugführerwagen — машина командира взвода). Формально победу в конкурсе на данный танк одержала конструкция фирмы Daimler-Benz, но на практике танк получился крайне сырой.

Первые четыре модификации фактически являлись опытными сериями, на которых отрабатывалась ходовая часть. Первой по-настоящему массовой версией должен был стать Z.W.38, который разрабатывался с максимальным участием Генриха Книпкампа, ключевого специалиста в 6-м отделе Департамента вооружений, занимавшегося гусеничными шасси. Шасси получило торсионную подвеску, 6 опорных катков среднего диаметра на борт, 12-литровый двигатель Maybach HL 120 TR, а также 10-скоростную полуавтоматическую коробку передач Maybach Variorex 328 145.

Схема шасси VK 20.01(D). Судя по ней, на машине предполагалась башня как на ZW.38. Также можно заметить, что простотой рессорная подвеска не отличалась.

Z.W.38 запустили в серию как Pz.Kpfw.III Ausf.E, но освоение машины затянулось, как и её испытания. В ходе испытаний пришлось менять траки, поскольку конструкция с резиновыми подушками оказалась не особо надёжной. Масса нареканий возникла и по работе коробки передач. Это не помешало запустить танк в серию, причём осенью 1939 года из войск пошёл буквально вал жалоб на работу КПП и быстрый износ резиновых бандажей опорных катков на высоких скоростях. В результате танк пришлось существенно переделывать. В 1940 году запустили производство Pz.Kpfw.III Ausf.H с коробкой передач SSG 77, при этом максимальная скорость снизилась до 40 км/ч. Между тем ещё в 1938 году Daimler-Benz начал работу над двумя параллельными проектами. Первым стал Z.W.40, на котором тестировались новые двигатели и изменённая ходовая часть с опорными катками увеличенного диаметра.

Вторая машина, получившая обозначение VK 20.01(III), оказалась более интересной. Фактически это был танк на замену Pz.Kpfw.III, если и не создававшийся с нуля, то существенно отличавшийся от Pz.Kpfw.III. Первый вариант танка, имевшего 20-тонную весовую категорию, был подготовлен к 14 декабря 1938 года. Машину планировалось оснастить 300-сильным двигателем Maybach HL 116 объёмом 11,6 л. Также танк оснащался торсионной подвеской с шахматным расположением опорных катков большого диаметра.

Daimler-Benz оказалась единственной, кто смог довести танк 20-тонного класса до стадии опытного образца. Это же был и первый немецкий танк, получивший дизельный двигатель.

Как и в случае с Z.W.38, работы по VK 20.01(III) шли под колпаком 6-го отдела Департамента вооружений и лично Книпкампа. Между тем у конструкторов Daimler-Benz набралось немало претензий к Книпкампу и его идеям, которые далеко не всегда были удачными. Терпение лопнуло в сентябре 1939 года, когда Z.W.38 массово «посыпались» на фронте. Подобно Krupp, у Daimler-Benz имелись свои рычаги влияния, которыми она воспользовалась осенью 1939 года. В октябре было получено разрешение от комиссии по стандартизации разработок в области механизации на независимую разработку танка. Это был серьёзный щелчок по носу Книпкампа, который его не простил. Новый танк получил обозначение GBK (Kampfwagen des Generalbevollmächtigten). Его концепцию конструкторское бюро Daimbler-Benz подготовило к 15 ноября. Шахматное расположение опорных катков сохранилось, их диаметр составлял 680 мм, но вместо торсионной подвески Daimler-Benz использовало листовые рессоры. Вместо полуавтоматической КПП Maybach Variorex было решено использовать планетарную КПП Wilson по типу Pz.Kpfw.38(t). В качестве резервного варианта предусматривалась КПП SSG 77. Ещё одним праздником непослушания стал двигатель: им оказался 17-литровый дизельный мотор Daimler-Benz MB 809 мощностью 350 л.с.

Таким планировался B.W.40 от Krupp. Аналогично Daimler-Benz, в Эссене предпочитали подвеску на листовых рессорах.

Пока Daimler-Benz работал над своим танком, который позже получил индекс VK 20.01(D), в 6-м отделе Департамента вооружений запустили работы по сменщику Pz.Kpfw.IV. Он носил индекс VK 20.01 (IV), с технической точки зрения машина должна была пересекаться с VK 20.01(III). Работы по проектированию машины в сентябре 1939 года возложили на Krupp, но очень быстро концепции Книпкампа и оружейного гиганта из Эссена разошлись. Торсионную подвеску с шахматным расположением опорных катков пришлось отложить в сторону, поскольку машина получалась слишком широкой. Вместо этого Krupp предложил свою идею: 6 катков диаметром 630 мм на борт и подвеску по типу Pz.Kpfw.IV, похожее решение конструкторы концерна позже реализовали на самоходной установке Pz.Sfl.IVb. На машине предполагалось использовать траки шириной 400 мм. В ноябре 1939 года проект сменил обозначение на VK 20.01 (BW), а в декабре — на BW.40. Тогда же и проект Krupp, и проект Daimler-Benz усилили по толщине брони — до 50 мм в лобовой части. Планировалось построить три опытных шасси, но в мае 1940 года BW.40 закрыли в связи с тяжёлой обстановкой на фронте: началась кампания во Франции.

VK 20.01 (K), проект от концерна Krupp, сделанный под требования 6-го отдела Департамента вооружений.

На деле закрытие программы BW.40 было во много результатом активности Книпкампа. Дело в том, что VK 20.01(D) никто не закрывал, более того, начались работы над другим проектом Krupp — VK 20.01(K). В отличие от BW.40, у этого танка была торсионная подвеска и опорные катки большого диаметра с шахматным расположением. При этом в программу VK 20.01 включился третий производитель — MAN. В отличие от первых двух участников, отличавшихся своим видением танка, конструкторское бюро MAN, которым руководили Пауль Вибике и Фридрих Райф, в полной мере прислушивалось к ТЗ, выданном Книпкампом. Правда, и в проект VK 20.01(M), который был подготовлен к октябрю 1940 года, пришлось вносить некоторые изменения. Шасси также имело ходовую часть с шахматным расположением опорных катков и торсионную подвеску, но для торсионов не хватило места, поэтому передние и задние опорные катки получили пружинную подвеску. К началу 1941 года имелось три похожих шасси, при этом Krupp изготавливал машины с башней, имевшей 50-мм пушку KwK 38 L/42, а танки MAN и Daimler-Benz получали башни с 75-мм пушками.

Между тем в 6-м отделе Департамента вооружений постоянно появлялись новые идеи относительно концепции шасси — больше всего от этого «страдал» Krupp. Например, в марте 1941 года появился VK 23.01(K), боевая масса которого оценивалась на уровне 23 т. Daimler-Benz данные изменения не касались: её если не отстранили, то уж точно немного отодвинули в сторону. При этом результаты у Daimler-Benz оказались не в пример выше. В феврале 1941 года изготовили и запустили первый двигатель MB 809, а с марта начались испытания опытного образца VK 20.01 (D) с серийным номером 30009. Машина с боевой массой 22,3 т стала первым немецким танком с дизельным двигателем. На испытаниях VK 20.01(D) развил максимальную скорость 50 км/ч.

Третий участник — средний танк VK 20.02 (M). В отличие от VK 20.01 (D), здесь уже была своя башня.

Уровень запутанности программы сменщика Pz.Kpfw.III и Pz.Kpfw.IV хорошо виден по состоянию дел на лето 1941 года. Пока Daimler-Benz трудилась над своей машиной, MAN и Krupp работали над новыми проектами. К лету 1941 года у Krupp имелось уже три танка. Помимо VK 23.01(K), в работе находились VK 20.01(K) и VK 20.02 (K). У MAN работа шла по двум танкам: VK 20.01(M) и VK 20.02(M), — при этом крупповский VK 23.01(K) унифицировали по ходовой части с танками MAN. Общая же концепция выглядела следующим образом. Под VK 20.01 подразумевался сменщик Pz.Kpfw.III, причём в серии он, судя по всему, получал индекс Pz.Kpfw.III n.A. Согласно замыслу Книпкампа, Pz.Kpfw.III n.A. имел толщину брони 50 мм по периметру. Что же касается VK 20.02, он же Pz.Kpfw.IV n.A., то он отличался толщиной брони (40 мм у бортов и кормы) и большей высотой шасси (1800 мм против 1650 мм у Pz.Kpfw.III n.A.). У VK 20.01 (K) боевая масса оценивалась в 21,5 т, у VK 20.02 (K) — в 23 т. Вооружение соответствовало Pz.Kpfw.III и Pz.Kpfw.IV, правда, для Pz.Kpfw.III n.A. планировали уже 60-калиберную версию орудия. Обсуждался и вопрос установки орудия Waffe 0725 с коническим стволом, правда, тут же возникал вопрос, где взять столько вольфрама. Также предполагалось, что машины получат новые башни, которые проектировал Krupp.

Последняя итерация танка 20-тонного класса — VK 20.02 (M) с переработанным корпусом. Данный проект иногда называют VK 24.01 (M), но это не так.

В теории получались подвижные машины, имевшие максимальную скорость 50–56 км/ч и защиту от 37-мм пушек. На практике же Daimler-Benz оказался единственным, кто построил танк в металле. Виной тому стали постоянные изменения, вносимые в проекты, включая и башни. Финальную точку в программе поставили советские танки, а именно КВ-1 и Т-34 из 4-й танковой бригады, потерянные в ходе сражения за Мценск. 18 ноября 1941 года танки из бригады Катукова осмотрела Танковая комиссия во главе с начальником 6-го отдела Департамента вооружений Себастьяном Фихтнером. Стало ясно, что «квадратные» формы танков, которые проектировались немецкими компаниями, устарели. Ориентиром стал Т-34, причём как корпус, так и башня, ставшая ориентиром при разработке башен Pz.Kpfw.Tiger Ausf.B и ранних вариантов Pz.Kpfw.Maus.

Первыми на новые требования среагировал MAN. К 25 ноября там разработали новую конструкцию корпуса с рациональными углами наклона листов. Кроме того, в 6-м отделе Департамента вооружений подняли планку боевой массы до 24 т. На деле это стало лишь первым шагом к появлению принципиально новых танков, имевших мало общего с программой VK 20.01. Работы по танкам 20-тонного класса, как устаревшим, прекратили в конце декабря 1941 года.


Битва титанов

Помимо Фихтнера, в состав делегации, посетившей Мценск, входили Порше, Книпкамп, Адерс, Вундерлих — один из ведущих конструкторов Daimler-Benz по башням — и ряд других важных людей в немецкой танковой программе. Выводы, сделанные комиссией, оказались неутешительными. Стало ясно, что не только имеющиеся на вооружении Pz.Kpfw.III и Pz.Kpfw.IV, но и перспективные танки выглядят на фоне Т-34 и КВ устаревшими. Неудивительно, что почти сразу же была дана команда о существенных изменениях и улучшениях. 24-тонный весовой класс оказался лишь первой ступенькой. Уже в середине декабря 1941 года стало ясно, что необходимо повышение массы до 30 т. Фихтнер был против такого решения, поскольку рост массы означал разработку новых танков, а вместе с этим и потерю времени. Кроме того, 30-тонный танк не выдерживали средства для переправ, а более тяжёлая машина выпускалась бы в меньших количествах.

На сей раз рейхсминистр вооружения и боеприпасов Тодт выступил в защиту сторонников роста боевой массы. Правда, из конкурса исчез Krupp, а Daimler-Benz и MAN должны были объединить усилия.

Макет среднего танка VK 30.01 (D), весна 1942 года. Хорошо видно, что в качестве ориентира фирма Daimler-Benz выбрала Т-34.

Первоначально боевая масса предполагалась в пределах 32,5 т, но в январе 1942 года она выросла до 36 т. Машина, именовавшаяся как VK 30.02, стала яблоком раздора между Daimler-Benz и MAN. В то время как MAN действовал в одном направлении с 6-м отделом Департамента вооружений, конструкторское бюро Daimler-Benz продолжало изображать кошку, которая гуляет сама по себе. В результате VK 30.02 получился сильно похожим на Т-34. Аналогично советскому танку, трансмиссия находилась сзади, а башня сильно сдвинута вперед. В качестве силовой установки предполагалось использовать дизельный двигатель Daimbler-Benz MB 507, изначально созданный для лёгких торпедных катеров. На танке использовался механизм поворота Henschel L 600 C от VK 36.01, а также рессорная подвеска. В качестве вооружения предполагалось использовать 75-мм пушку разработки Rheinmetall-Borsig: первоначально она была 60-калиберной, но к февралю 1942 года длину ствола увеличили до 70 калибров. Первоначально планировалось использовать и башню Rheinmetall, которая изначально проектировалась для тяжёлого танка VK 45.01 (H).

Помимо схемы с задним расположением трансмиссии, Daimler-Benz устроила праздник непослушания в виде башни собственной конструкции. Это сыграло роковую роль в судьбе танка.

Пауль Вибике, возглавлявший танковую разработку на MAN, оказался противником идей конструкторского бюро Daimler-Benz. В этом смысле у него имелись два союзника: Книпкамп и Фихтнер. Главе 6-го отдела Департамента вооружений не нравилась ни компоновка VK 30.02, ни рессорная подвеска. На совещании в конце января 1942 года противоречия оказались столь серьёзными, что Тодт согласился на разделение проекта. С этим же согласился главный конструктор Daimler-Benz Вильгельм Киссель, считавший, что одобрение модели VK 30.02 Гитлером 22 января 1942 года означает победу — на тот момент ситуация выглядела именно таким образом. Согласно планам, к лету 1942 года Daimler-Benz выпускала 5 танков, из них 1 с дизельным мотором MB 507, ещё 1 с бензиновым мотором MB 503 и оставшиеся с бензиновыми двигателями Maybach HL 210. В целом и Гитлер был настроен именно на проект Daimlr-Benz. Как показали дальнейшие события, победу Кисселю было праздновать преждевременно.

Подвеска VK 30.01 (D) на горизонтальных рессорах подверглась обоснованной критике. Ремонтировать её в полевых условиях было бы страшной пыткой.

Судя по всему, на MAN были готовы к такому повороту событий, поскольку уже 3 февраля 1942 года Вибике и Райф представили на совещании в 6-м отделе Департамента вооружений эскизный проект своего танка. В отличие от Daimler-Benz, разработка MAN изготавливалась в полном соответствии рекомендациям сверху. Трансмиссия машины находилась спереди, как и ведущие колёса, а подвеска была торсионной. За счёт переноса трансмиссии вперёд корпус танка, получившего обозначение VK 30.02 (MAN), оказался чуть короче. Кроме того, башня находилась ближе к центру тяжести, благодаря чему люки отделения управления удалось разместить на крыше корпуса.

Отдельного упоминания достойна башня. Ещё в самом начале проектирования разговор шёл о том, что её будет разрабатывать Rheinmetall. Это не помешало MAN к концу января 1942 года предложить собственный вариант башни, на который наложили вето. Таким образом, MAN занимался только шасси. Что же касается Daimler-Benz, то там к весне 1942 года проявили самостоятельность и в отношении башни. Вместо «универсальной» башни Rheinmetall шла работа над башней собственной конструкцией, где также стояла 70-калиберная пушка Rheinmetall.

Схема трансмиссии VK 30.01 (D) также не отличалась простотой.

2 марта 1942 года были подготовлены спецификации на танки конкурирующих фирм. Проект Daimler-Benz именовался Panther VK 30.02(D), а проект MAN — Panther VK 30.02 (MAN). Обе машины имели боевую массу 35 т, при этом от VK 30.02(MAN) ожидалась максимальная скорость 55 км/ч, а от VK 30.02 (D) — 57 км/ч. Машины имели солидное для того периода дифференцированное бронирование. Толщина нижнего лобового листа корпуса составляла 60 мм, при этом он располагался под углом 50 градусов от горизонтали. Верхний лобовой лист был тоньше (40 мм), но при этом располагался под углом 35 градусов от горизонтали. Толщина лба башни составляла 80 мм — это позволяло уверенно «держать» бронебойные снаряды советских 76-мм танковых пушек.

Гитлер по состоянию на начало марта всё ещё был на стороне Daimler-Benz и настаивал на изготовлении первой партии из 200 танков нового типа. Правда, к марту ситуация несколько изменилась. 8 февраля 1942 года в авиакатастрофе погиб Тодт, должность рейхсминистра вооружений и боеприпасов занял Альберт Шпеер. Это существенно изменило расклад сил в противостоянии 6-го отдела Департамента вооружений и их визави. Весной 1942 года создали специальную комиссию, которую возглавили Вольфганг Томале и Роберт фон Эберан-Эберхорст. Их целью было выявить наиболее удачную конструкцию.

Дизельный двигатель MB.507 на испытаниях в 1942 году развил мощность 720 л.с. Лобби Maybach смогло добиться того, что данный мотор отклонили, но ничего хорошего это не принесло.

Обсуждение проектов Daimler-Benz и MAN продолжалось с 1 по 7 мая 1942 года. Изучение конструкции шло сразу по нескольким направлениям: военное обоснование, техническое обоснование, а также сравнение процесса производства. Интересно, что проект Daimler-Benz в этот момент проходил под иным индексом — VK 30.01 (D). Этот факт породил миф о том, что танков было два, что не соответствует действительности. Это был всё тот же танк, и не исключено, что смена обозначения связана с желанием «развести» машины между собой. По планам, первую партию новых средних танков, которым предстояло сменить Pz.Kpfw.III, предполагалось изготовить в декабре 1942 года. По-настоящему крупная серия ожидалась в первой половине 1943 года, а к лету будущая «Пантера» должна была стать массовым явлением в войсках. В связи с этим требования к будущему основному танку вермахта существенно возросли, причём это оказалось не в пользу прежде всего VK 30.01 (D).

Эскиз VK 30.02 (M), 2 мая 1942 года. В отличие от проекта Daimler-Benz, в разработке MAN максимально учитывались пожелания Книпкампа.

Военное обоснование включало в себя целый ряд данных, по которым оценивали машины. Оба танка к тому времени рассчитывались под 23-литровый двигатель Maybach HL 230 мощностью 700 л.с. По удельной мощности, которая должна была составлять 22 л.с. на тонну, не проходили оба танка, но при этом средней скорости 40 км/ч они соответствовали. Правда, при этом VK 30.01 (D) не соответствовал минимальной скорости 4 км/ч. Также проект Daimler-Benz имел меньший запас топлива — 550 л против 750 л у VK 30.02 (MAN). Идея Daimler-Benz разработать башню самостоятельно также не нашла понимания у комиссии. Имелись претензии к размещению оптических приборов и спаренного пулемёта, а диаметр погона оказался на 50 мм меньше, чем у конструкции Rheinmetall. Это делало шасси Daimler-Benz несовместимым с башней Rheinmetall. В результате оно оказывалось лишённым башни, поскольку конструкторское бюро Daimler-Benz перехитрило само себя и создало трудности на пустом месте. Конструкция башни требовала дополнительной задержки в 3-4 месяца, что ставило под сомнение смысл в дальнейших работах по ней, тем более что требовалась ещё и переделка орудия.

В отличие от Daimler-Benz, VK 30.02 (M) создавался под «универсальную» башню Rheinmetall.

С точки зрения расположения трансмиссии каких-то решающих доводов у комиссии не нашлось, хотя у каждого решения имелись свои плюсы и минусы. У VK 30.01 (D) более удобным оказывалось расположение механика-водителя и стрелка-радиста, зато у VK 30.02 (MAN) удобнее были люки доступа в отделение управления. Платой за перенос трансмиссии назад стало не только удлинение корпуса, но и смещение башни вперёд, что влияло на танк как на орудийную платформу. Также минусом, с боевой точки зрения, признали и рессорную подвеску со сложной системой рычагов, которая заставляла вспомнить о подвеске Leichttraktor Krupp. Подвеска VK 30.02 (MAN) на двойных торсионах выглядела на этом фоне куда лучше. Лучше оказалась и способность преодолевать водные преграды по дну. В итоге, с точки зрения военного обоснования, танк Daimler-Benz явно проигрывал.

Классическое для немцев переднее расположение трансмиссии позволило установить башню максимально близко к центру тяжести машины.

Победа MAN оказалась очевидной и с точки зрения технического обслуживания. При явном минусе с точки зрения размещения трансмиссии впереди (обслуживать её было сложнее) MAN предусмотрел на своём танке большой люк для демонтажа КПП, что позволяло снимать её без снятия башни. Обслуживание, а главное ремонт и замена двойных торсионов в полевых условиях вызвали ряд вопросов, поскольку опыта их применения войска не имели. Вместе с тем и к рессорной подвеске VK 30.02 (D) имелся целый ряд вопросов. Для замены средней рессоры требовалось снимать все катки, так что никаких преимуществ у рессорной подвески Daimler-Benz не было.

Куда хуже у Daimler-Benz обстояли дела с техническим обоснованием. Расположение КПП конструкции Daimler-Benz в корме вызвало усложнение конструкции, в частности, добавление цилиндрического бортового редуктора. Сама коробка передач не вызывала у комиссии доверия, а её габариты оказались чрезмерными. В этом смысле трансмиссия VK 30.02 (MAN) с трёхвальной КПП ZF AK 7/200 выглядела более перспективной. В очередной раз подверглась критике рессорная подвеска, которая заставила делать корпус на 100 мм уже. К тому же и давление на грунт оказалось выше, причём весьма значительно — на 0,15 кг/см2. Наконец, с производственной точки зрения VK 30.02 (MAN) выглядел выигрышнее. На корпусную сборку у Daimler-Benz тратился в общей сложности 351,5 человеко-час, а у MAN — 327. Ввиду наличия торсионов стоимость ходовой части у MAN получалась большей, однако к рессорной подвеске набралось столько претензий, что данный факт уже не учитывался.

Двигатель Maybach HL 230. Этот мотор использовался и на «Пантерах», и позже на «Тиграх».

Итог сравнения оказался закономерным. 11 мая комиссия единогласно признала VK 30.02 (MAN) победившим в конкурсе. Существуют различные теории о причинах победы, начиная с похожести VK 30.01 (D) на Т-34 и заканчивая заговором против Daimler-Benz. На самом деле причины поражения VK 30.01 (D) прозаичны: машина явно уступала конкуренту, а «вишенкой на торте» стала башня, которую планировалось ещё доводить. Одним словом, винить Daimler-Benz могла только себя.

20 марта Шпеер дал команду остановить работы по танку Daimler-Benz. В результате закончили всего одно шасси, которое использовалось как тестовая лаборатория. Что же касается дизельного мотора MB 507, то его «завернули» по причине якобы невозможности выпускать в больших объёмах. На самом деле дело было в лобби Maybach, а не в недостатке дизельного топлива, которое якобы шло исключительно на флот. Дизельных моторов в немецкой армии было много, стояли они на грузовиках, которых построили больше 150 000, и ездили они явно не на бензине. К тому же у немцев имелся живой пример в виде трофейного мотора В-2, который на испытаниях в Германии выдал 600 л.с. Решение не развивать собственный дизель стало большой ошибкой, поскольку мотор Maybach HL 230 оказался не очень удачным и до конца его так и не довели. Впрочем, это стало ясно уже потом, а весной-летом 1942 года лобби Maybach праздновало победу.


Шасси с запасом прочности

К маю 1942 года, когда проекты VK 30.01 (D) и VK 30.02 (MAN) рассматривались комиссией, произошло первое усиление броневой защиты. Верхний лобовой лист корпуса у обоих танков усилили до 60 мм, а наклон нижнего лобового листа увеличили до 35 градусов. При этом боевая масса, согласно спецификации, сохранялась на уровне 35 т. Вместе с тем уже в середине мая 1942 года начались первые разговоры о том, что и 60 мм для защиты лба корпуса недостаточно. Предлагалось толщину лба нарастить до 80 мм. Это было только начало — 4 июня Гитлер поднял вопрос о том, что неплохо бы броню усилить ещё больше, доведя её до 100 мм. Такую толщину позже получил лоб башни.

Первый опытный образец Versuchs-Panther, построенный в сентябре 1942 года. Вместо башни он получил массогабаритный макет.

Пока шла утряска по вопросам защиты, параллельно решался и вопрос по организации производства. Daimler-Benz не осталась обиженной: да, её танк проиграл, но при этом завод Daimler-Benz Werk 40 в Берлине получал контракт на изготовление нового танка. Ещё одним производителем сменщика Pz.Kpfw.III становился Henschel. Как раз летом 1942 года решался вопрос о том, как именно Pz.Kpfw.Tiger пойдёт в крупную серию, но при этом в Касселе основной продукцией был Pz.Kpfw.III. Наконец, четвёртым заводом, который запускал производство VK 30.02 (Panther), становился MNH. Оставался последний пункт: построить опытные образцы, испытать их, а затем уже организовывать серийный выпуск.

Эта же машина в ходе испытаний в Бад-Берка.

Согласно первоначальным планам, первые опытные образцы VK 30.02 (MAN) предполагалось изготовить в августе 1942 года. Как это часто бывает, планы пришлось корректировать. Первый образец шасси VK 30.02 (MAN), он же Versuchs-Panther (опытная «Пантера») построили в сентябре 1942 года. Башню Rheinmetall изготовить не успел, поэтому данный танк получил её массогабаритный макет. Шасси в целом повторяло конструкцию машины, утверждённую в мае 1942 года. Впрочем, на первом же опытном образце отказались от использования глушителя, что, впрочем, не помешало КБ завода MAN рисовать глушитель вплоть до декабря 1942 года.

Второй опытный образец машины построили в октябре 1942 года. К тому моменту уже стало ясно, что броню машины будут усиливать.

Второй, он же полноценный, образец Versuchs-Panther изготовили через месяц. С точки зрения шасси он полностью повторял первую машину, за исключением того, что на кормовом листе появились инструментальные ящики. Самым важным изменением стало появление башни. Она стала развитием конструкции башни, которую первоначально Rheinmetall разрабатывал для VK 45.01. Разумеется, в ходе разработки башни для среднего танка башня претерпела массу изменений. Тем не менее легко угадывается характерная шестигранная форма с сужением ближе к корме, а также мало изменившаяся широкая орудийная маска.

По итогам переделки башня осталась той же высоты, но при этом стала чуть длиннее, а главное шире. Переделали башню по той причине, что она получилась слишком тесной. Ввиду того, что теперь кормовой лист башни был широким и плоским, на него перенесли эвакуационный люк, который ранее находился на правом борту. На крыше появился вытяжной вентилятор и большой колпак под него. При сохранении шестигранной формы башни передние «грани» бортов сильно сдвинули назад, что также позволило выиграть в полезном объёме. Наконец, командирскую башенку передвинули максимально влево — ради неё даже пришлось сделать выступ в левом борту. Следует также отметить, что опытный образец башни был шире и выше исходной конструкции, которую можно видеть на эскизе VK 30.02 (M).

По ряду элементов второй образец Versuchs-Panther отличался от серийных «Пантер».

Разумеется, башня несла и вооружение. На неё установили опытный образец 75-мм танковой пушки KwK 42 L/70 (серийный номер RV1). Судя по всему, это был едва ли не единственный образец данного орудия, получивший однокамерный дульный тормоз по типу того, что ставили на 75-мм пушки 7,5 cm KwK 40 L/43. Для прицеливания применялся бинокулярный телескопический прицел TZF.12. Также на башне имелся блок из 6 мортирок (по 3 на каждом борту), которые применялись для пуска дымовых гранат.

Первый опытный образец 75-мм пушки KwK 42 L/70, который установили в опытном Versuchs-Panther.

Следует отметить, что по ряду причин подробная информация относительно характеристик Versuchs-Panther V2 отсутствует. Это касается такой немаловажной детали, как боевая масса. Откровенно говоря, существуют большие сомнения, что второй опытный образец имел боевую массу 35 т. Даже если учитывать тот факт, что серийный танк получил усиленную броневую защиту, а в конструкцию внесли массу изменений, даже они не могли увеличить боевую массу сразу на 10 т. Вероятнее всего, уже на этапе второго опытного образца «Пантера» поправилась на 2–3 т.

Место командира максимально вынесли влево, что привело к появлению выступа в борту башни. На серийной башне от выступа удалось избавиться.

Сразу же после постройки опытные образцы поступили на ходовые испытания. Впрочем, самым главным тестом стали испытания, проходившие с 8 по 14 ноября 1942 года в Бад-Берка, где располагался учебный центр и полигон. Можно сказать, что это был большой смотр, поскольку в Бад-Берка прибыла целая делегация из танков. Помимо двух VK 30.02 (MAN), туда поступил VK 30.01 (D), опытный тяжёлый танк VK 36.01, средние танки ZW.40 и ZW.41, два VK 45.02 (P) и два VK 45.01 (H). Туда же прибыли Фихтнер, Томале, Порше, Шпеер, а также другие представители 6-го отдела Департамента вооружений и Танковой комиссии. Как показали испытания, опытные образцы танков MAN оказались наиболее удачными с точки зрения проходимости и подвижности. Что же касается VK 30.01 (D), то эта машина сломалась в первый же день испытаний и далее в них не участвовала.

Печальный финал опытных танков Daimler-Benz. В таком виде VK 20.01 (D) и VK 30.01 (D) встретили конец войны.

К моменту окончания испытаний стало понятно, что в серию VK 30.02 (MAN) пойдёт в изменённом виде. Требования по усилению защиты никуда не делись, кроме того, по итогам испытаний был составлен большой список изменений (как по шасси, так и по башне с вооружением). Вместе с тем оба опытных образца ещё долго оставались в строю: эти машины использовали как тестовые лаборатории, обкатывая на них новые технические решения.


Автор: Юрий Пашолок Warspot.ru

Источники:

  1. BAMA (Bundesarchiv)
  2. NARA
  3. Panzer Tracts No.3-5 Panzerkampfwagen III U mbau Conversions to Z.W.40, Pz.Kpfw.III (T), Pz.Kpfw.III (Funk), Pz.Kpfw.III (Fl), Pz.Beob.Wg.III, SK 1, Brueckenmaterialtraeger, and Munitionspanzer, Thomas L. Jentz, Hilary Louis Doyle, 2011
  4. Panzer Tracts No.5-1 Panzerkampfwagen «Panther» Ausfuehrung D with Versuchs-Serie Panther, Fgst.Nr.V2, Thomas L. Jentz, Hilary Louis Doyle, 2003, ISBN 0-970847-8-1
  5. Panzer Tracts No. 20-1 – Paper Panzers, Thomas L. Jentz, Hilary L. Doyle, Panzer Tracts, 2001
  6. Germanys Panther Tank: The Quest for Combat Supremacy, Thomas L. Jentz, Hilary L. Doyle, Schiffer Publishing, 1995 ISBN 0-88740-812-5